?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у novayagazeta в «Активисты» на службе ФСИН
Как сотрудничающие с администрацией зеки вымогают деньги и избивают других арестантов.

В марте 2014 года в ИК-6 произошел бунт заключенных, второй бунт был в августе 2016 года. Причина обоих мятежей — вымогательство денег и жестокие избиения арестантов так называемым активом зоны (актив — заключенные, сотрудничающие с тюремной администрацией).

СПРАВКА

ИК-6 г. Клинцы Брянской области — мужская колония общего режима, рассчитанная на 1635 мест, создана в 1961 г. на базе кирпичного завода. Большая часть заключенных клинцовской колонии — это жители Брянской области. Например, здесь отбывают наказание бывший губернатор Брянской области Николай Денин и бывший мэр г. Брянска Сергей Смирнов.

Свидетель произошедших беспорядков — один из заключенных ИК-6 Александр Бакулин (был осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ на пять лет колонии общего режима) — не так давно вышел на свободу и сразу же подал иск в суд «по фактам нарушения прав человека со стороны ФСИН России», а также о назначении ежемесячной компенсации в размере ста тысяч рублей в связи с причиненными ему (Бакулину) и членам его семьи физических и моральных страданий. «Полагаю, что компенсация должна быть ощутимой для ФСИН России в части исключения дальнейших нарушений прав осужденных», — указал в своем иске Бакулин.

УФСИН по Брянской области исковые требования не признал, причем некоторые пункты заявления Бакулина (например, причинение тяжкого вреда здоровью) были просто проигнорированы, ФСИНовцы даже не дали по ним никаких пояснений. «Возмещение морального вреда должно носить компенсационный характер, а не служить дополнительным источником дохода. Факт причинения морального вреда не доказан, требования истца являются необоснованными и не подлежат удовлетворению», — указано в возражениях УФСИН.

Клинцовский городской суд в октябре этого года, рассмотрев дело в открытом заседании, где в том числе заслушивались свидетели со стороны Бакулина (также бывшие арестанты ИК-6), отказал по всем пунктам иска. Александр Бакулин собирается обжаловать решение суда.

О методах «перевоспитания» заключенных сотрудниками УФСИН по Брянской области, которые отказался учитывать Клинцовский городской суд, рассказывает сам Александр Бакулин, а также бывшие и нынешние арестанты ИК-6.

«Иголки, шурупы вгонялись за отказ платить деньги»

Александр Бакулин: «Приемка вновь прибывших на зону происходила под руководством начальника колонии подполковника Миколоста и замначальника Черненка. Там было два этапа. На первом людей доводили фактически до потери сознания, вышибали остатки разума. А второй этап — это карантин, где их просто добивали.

Непосредственно приемкой занималась целая команда под руководством майора Иванова Дмитрия Евгеньевича, человек 8–10. После избиений майор Иванов выстраивал своих сотрудников и благодарил за хорошо проведенную приемную операцию. Я наблюдал это несколько раз.

На территории колонии девять отрядов, и каждый имеет свое назначение: один обслуживает жилзону, другой — промзону… А на базе второго отряда они сделали так называемую адаптацию для новеньких. Там всем заправлял актив. Туда отправляли вместо ШИЗО. Там пытали. Издевательства были настолько серьезные, что люди месяц-два не могли понять, что происходит, очень плохо ориентировались в обстановке. Туда же отправляли и провинившихся из других отрядов. ПКТ (помещение камерного типа) оставили пустым, а всех неугодных — во второй отряд. ФСИНом эта колония позиционировалась как экспериментальная.

Актив заставлял прибывших зэков ходить с низко наклоненным корпусом. Руки за спину, тело согнуто буквой «Г». В этом положении очень тяжело даже ходить, а они заставляли бежать. За любую провинность наказывали. Тяжелее всех в адаптации было тем, кто только приехал, над ними непрерывно измывались минимум две-три недели: целый день их заставляли мыть полы, стены, тереть пыль. Без швабры, просто тряпкой, до язв на руках».

Станислав Ковчевский, бывший заключенный ИК-6, свидетель на суде по иску Александра Бакулина: «Еще актив заставлял кровати просто так туда-сюда носить. Приседания с тумбочками по 17 тысяч раз в сутки заставляли делать, пожилых, не пожилых — всех. И избивали, буквально всех, и 70-летних избивали. Если кто-то откупался, тех, конечно, уже не били. И все это под присмотром администрации. Это исходило от самого верхнего руководства. Все это поощрялось и организовывалось. Ведь не сам по себе этот актив возник, актив — это производство администрации. Так они строили показательный лагерь.

Несговорчивым активисты загоняли швейные иглы под ногти. И саморезы шуруповертами вкручивали в суставы, сверлили шуруповертом головы. Например, осужденному Зайцеву шуруповертом сверлили голову. Пассатижами вырывали зубы. Видел я человека, у которого два верхних зуба, резцы, были вырваны пассатижами. Это осужденный Джангир. У него вымогали деньги, он отказывался платить, вот у него и вырвали зубы. Я лично осматривал этих людей, поскольку работал в санчасти колонии (я врач по профессии), и даже принимал участие в освидетельствовании, когда приезжал следователь из полиции (не сотрудник ФСИН). В частности, я принимал участие в освидетельствовании потерпевшего, которому в плечевые суставы вкручивали саморезы. Были у него следы на теле, мы их описывали, и я поставил свою подпись.

Были рентгеновские снимки людей с переломанными ребрами. Ребро могло быть сломано в двух, а то и в трех местах. Вы представляете, как их били, чтобы одно ребро сломать в нескольких местах! Таких снимков было очень много. Поскольку я работал в санчасти, я имел возможность видеть эти снимки».

Бакулин: «В 2013 году как минимум два-три человека уходили на тот свет каждый месяц. Били ногами, пока у человека все ребра не поломались, а потом он тихо умирал. Я лично видел неоднократно, как избитых заключенных выносили в кроватях, и кровь текла».

Ковчевский: «Иголки, шурупы вгонялись за отказ платить деньги. Основное — не дисциплина, а деньги. Если платишь, можно было жить в санчасти, пить каждый день коньяк и ничего не делать, и бить не будут. Можно было так устроиться. Если заплатишь 2 миллиона, то можно уже и не платить. А если по 100 тысяч, могут требовать еще».

«За банку красной икры и жареную курицу могли маму родную продать»

Бакулин: «В самом начале актив возглавлял Петранцов (Валерий Петранцов, 1979 г. р., кличка «Люберец. Он отбирал в актив заключенных, которые за банку красной икры и жареную курицу могли маму родную продать. Из каждого карантина Петранцов отбирал несколько человек. Выстраивал вновь прибывших и своих — сытых, довольных, одетых: «Ребята, если пойдете в актив, будете сытно кушать…» Человек по незнанию соглашался, его принимали в актив, а вырваться оттуда было практически невозможно.







Валерий Петранцов. Фото: stringer-news.com





Я по незнанию тоже дал согласие — был комендантом. Получил очень большие полномочия, командовал почти полком, 500 человек каждый день выводил на промзону. Это длилось около месяца. Я был освобожден от зарядок, актив следил, чтобы меня никто не ударил… А потом я отказался быть комендантом: «С какой стати за какую-то там хорошую еду я должен прогибаться?» И получил такие репрессии….

Если бы актив действительно был активом, как когда-то комсомольские вожаки, а здесь УФСИНовские работники фактически просто передали свои полномочия осужденным. Вот вы представьте: выходят зэки на построение — и нет ни одного УФСИНовца, всем командуют активисты. Их тогда было немного — человек 30–40 на зону, но они были в каждом отряде, по 5–6 человек, и всю грязную работу — обыски, поборы денег, издевательства — все брали на себя».

«Петранцов и др.»

Из приговора Клинцовского городского суда от 14 апреля 2017 года: «Обладая сильными лидерскими качествами, отличаясь изобретательностью, инициативностью, с целью получения контроля над осужденными Петранцов и др. вошли в «Совет колонии», функционировавший при администрации ФКУ ИК-№ 6 УФСИН России по Брянской области. По поручению руководства <…> Петранцов и др. взяли на себя обязательства по объединению части осужденных в группу «активистов» для организации с их помощью соблюдения осужденными внутреннего режима исправительного учреждения.

Введя в заблуждение руководство ФКУ ИК-№ 6 УФСИН России по Брянской области относительно цели своей деятельности, Петранцов и др. среди осужденных подобрали психологически устойчивых и обладавших необходимыми физическими данными лиц, при помощи которых, применяя физическое насилие и угрозы, заставили осужденных соблюдать внутренний режим исправительного учреждения <…>.

В дальнейшем для поддержания своего авторитета Петранцов и др., воспользовавшись ситуацией, стали подбирать в ряды «активистов» физически крепких лиц из числа вновь прибывших в колонию осужденных. При этом Петранцов и др., входившие в «Совет колонии», функционировавший при администрации ФКУ ИК-№ 6 УФСИН России по Брянской области, убедили руководство колонии обеспечивать «активистов» привилегиями в виде увеличения количества длительных свиданий, свободного перемещения по территории исправительного учреждения, посещения спортзала, бани, освобождения от общественных работ и т. д.

«Активисты» по указанию Петранцова и др. применяли физическое насилие в отношении прибывших в исправительное учреждение осужденных и содержащихся в карантинном отделении и адаптационном отряде № 2 с целью их устрашения, подавления воли к сопротивлению, для последующего предъявления им незаконных требований о передаче денежных средств на нужды отрядов под видом добровольных пожертвований.

<…> «Активисты» создали для осужденных, отказывавшихся производить перечисления денежных средств на нужды отрядов под видом добровольных пожертвований, невыносимые условия содержания, [убедив] руководство ФКУ ИК-№ 6 УФСИН России по Брянской области [в необходимости] перевода данных осужденных в адаптационный отряд № 2, где осужденных подвергали физическим и моральным страданиям с помощью систематических избиений и унижений».












(Клинцовский городской суд приговорил Валерия Петранцова к семи годам строго режима по статье «вымогательство, совершенное группой лиц». В уголовном деле фигурируют более 90 потерпевших.)










Из искового заявления Александра Бакулина: «В следственный комитет г. Брянска после восстания осужденных было подано более 400 заявлений на беспредел, творящийся в колонии, и от меня в том числе. До восстания осужденных при действующем активе подать какую-либо жалобу было нереально, так как это грозило избиением и переводом в «гарем».

Бакулин: «Пугали гаремом очень сильно, не дай бог, ты против актива пойдешь. Я сам видел огромную очередь, которая стояла в туалете, и все эти любовные мужские издевательства как раз творились там.

Люди видели, что куда бы они ни писали, все было перекрыто. В активе каждый открыто ходил с телефоном, им это было разрешено, были пропуска круглосуточные, и у меня какое-то время был такой. И вот представьте такую картину: зэку давался телефон, актив ему смотрел в глаза, и он должен был говорить своим родственниками только то, что ему разрешили. Все в результате сводилось к тому, что он умолял выслать хоть какую-то сумму. Для перечисления денег использовались сим-карты и банковские карты. Все это обычно делалось после избиения.

О каких деньгах шла речь? Актив был допущен к базе данных заключенных, и если у человека в приговоре стоит, что он украл миллион, два, три — это одна сумма. Если кошелек или 50–100 тысяч — это другие цифры. Мне выносилась сумма от 200 до 500 тысяч рублей, хотя в приговоре у меня нет ни слова, что я что-то украл. Но раз у меня 159-я, значит, я нажился и должен заплатить на благо колонии, а в первую очередь — актива».

Ковчевский: «Пострадало очень много людей. Кто-то откупался, платил бешеные деньги, чтобы только не били. Нашли телефон в кармане, значит, и за это надо было заплатить 300 тысяч активу…»

Дорога на свободу

Бакулин: «Я у замначальника колонии подполковника Кондратенко несколько раз просил дать формуляры для жалобы в ЕСПЧ. Он так и не выдал мне формуляры. Хотя в каждом отряде висит перечень, что осужденный может, и там говорится, что администрация обязана давать по первому требованию формуляры для ЕСПЧ. Мне на второе или третье обращение было сказано: «Еще раз обратишься, уедешь в ШИЗО, там тебя изобьют, ну а об условно-досрочном вообще забудем».

Но ФСИНовцы ведь не могут гарантировать решение суда. Хотя отпускали очень многих. Каждый, кроме сирот, находил возможность 30–40 тысяч отправить в суд… Около 300 человек ушло в 2013 году по условно-досрочному.

Как деньги отправлялись в суд? Я знаю подполковника одного — Ковалева Николая Алексеевича, который носил деньги в суд и на этом погорел. (В 2014 году замначальника ИК-6 Ковалев пообещал жене одного из осужденных, что он за 200 тысяч рублей поможет в суде с УДО. Но в суде заключенному было отказано, против Ковалева возбудили уголовное дело по ч. 3 ст. 159мошенничество с использованием служебного положения. Клинцовский городской суд приговорил Ковалева к полутора годам колонии общего режима. — Е. М.) И еще были сотрудники колонии, кто этим занимался. Они прекрасно знали всех судей.

Это был 2012–2013 год. Начальник колонии Милокост хвалился, что мы первое место держим во ФСИНе по России, потому что у нас сотнями уходят по УДО. Ну, действительно, в неделю примерно по 8–10 человек освобождалось. И все за деньги. Примерные цифры — от 30 до 50 тысяч. А суд был обычный — Клинцовский городской».












(Кстати, сейчас в Брянском районном суде рассматривается уголовное дело бывшего заместителя прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях Брянской области Андрея Курильского, которого обвиняют в получении взятки в сумме 850 тысяч рублей за содействие в досрочном освобождении заключенного из колонии.Е. М.)






ПРОДОЛЖЕНИЕ


promo dima_bat july 25, 13:05 15
Buy for 30 tokens
Разумный процент. Индивидуальный подход к каждому клиенту. Срочный выкуп автомобилей. Помощь в продаже/покупке, консультации. Звоните +7-960-449-98-19.

Comments

( 13 комментариев — Оставить комментарий )
zadel
4 ноя, 2017 03:46 (UTC)
А черных беспредельных не бывает?
dima_bat
4 ноя, 2017 13:32 (UTC)
А поподробнее?
jurgen_svoloch
4 ноя, 2017 16:11 (UTC)
один корифан мой заехал на зону в мордовии, номер колонии сейчас прям с ходу не скажу, уточнить надо.
так зона чернющая, но там другой адок: всю зону под себя подломала кавказская братва, старых бродяг и воровской ход ни в грош не ставят, беспредел такой же, как на красных образцовых. да и администрацию ФСИНовскую зажать как-то умудрились, что те на горцев глаза закрывают.
говорят, назначили туда какого-то полковника, который решил этот гадюшник раз и навсегда искоренить - его в багажнике бентли увезли куда-то в чечню и больше никто о нем не слышал.
dima_bat
4 ноя, 2017 20:47 (UTC)
ну вряд ли прям такой как на красных образцовых
это все равно не то же самое
что ж, блатные мужиков выгоняют на работу, заставляют маршировать на плацу и бьют дубинками?
может с кого-то деньги и тянут, с тех у кого они есть
но я не верю, что обычному простому мужику там хуево сидится, как на красном лагере
jurgen_svoloch
5 ноя, 2017 00:35 (UTC)
ну там на имарат кавказ регулярные поборы, кто не скинулся - вилы и пиздюли.
я надеюсь это всё-таки исключение из правил.

зы: сравнивать я не могу, потому как сам не видел.
но ребята рассказывают, а они не такие люди, кто пиздеть на ровном месте будет.

Edited at 2017-11-05 00:42 (UTC)
dima_bat
5 ноя, 2017 01:03 (UTC)
вполне возможно, не буду спорить, слышал что есть такие лагеря, где чехи рулят и хуй кладут на воровской закон
тогда это уже не совсем черный лагерь получается
но опять же не настолько все хуево как в красном лагере, где выгоняют всех с утра на работу и отбой по расписанию, а в столовую под барабаны ходят
dima_bat
4 ноя, 2017 13:33 (UTC)
Это взаимоисключающие параграфы. Воровской закон и беспредел.
zadel
4 ноя, 2017 19:28 (UTC)
подожди, а в кино "беспредел". что ты говорил типа реально все там.
там же черная именно была а не красная
dima_bat
4 ноя, 2017 20:44 (UTC)
Там вообще была режимная, это как бы черная, но по сути красная, впрочем, тогда других почти и не было. Но не в этом суть. Тут можно долго говорить, нюансов очень много. И сам понимаешь, у любого правила есть исключения, идеального общества с идеальными законами не существует, потому что люди не идеальны. Что такое беспредел в черной зоне - это единичный случай. Беспредел в красной зоне - это правило. Ты фильм если смотрел, помнишь, чем в итоге все закончилось.

Кто такие блатные в черном лагере - это тоже по сути помощники администрации, только не явные разумеется. Их власть держится на авторитете, харизме и умении балансировать между интересами зеков и администрации. Это политики. Если они начнут беспределить - администрация за них не вступится. Черный лагерь - система открытая, любой может позвонить на волю, в другой лагерь, авторитетам, ворам - если уверен, что с ним поступили неправильно или по беспределу.

Кто такие козлы в красном лагере - это силовая структура, их власть держится на силе, страхе и поддержке администрации. Поэтому они могут позволить себе все что захотят - вымогать деньги, избивать, убивать. В случае чего администрация всегда на их стороне. Красный лагерь это закрытая система - все что ты напишешь или скажешь по телефону, контролируется и надеяться тебе не на кого.

Понятно, что среди блатных единицы идейных, а остальные идут в блаткомитет ради власти и каких-то благ, но, будучи смотрящим за чем-то, не получится взять и открыто спиздить мужицкие деньги из общака или побить кого-то просто если он тебе не понравится. Потом за это могут спросить и спросить серьезно. У блатных всегда есть курить, вкусно жрать, бухло, наркота, телефоны, шныри на побегушках и прочее. Но такой уровень коррупции, как среди чиновников на воле просто невозможен - там все очень прозрачно и арестантский закон в этом отношении очень суров.

Как-то так.
zadel
4 ноя, 2017 20:46 (UTC)
ясно понятно
motorheadov
6 ноя, 2017 01:55 (UTC)
Хорошо объяснил. Подробно и понятно.
( 13 комментариев — Оставить комментарий )

Метки

Page Summary

Разработано LiveJournal.com